Перекати-поле

… Тихая и неприметная Ниночка вызывала жалость у всех и всегда. Возможно, потому, что приехала в большой город из провинциального городка. Вышла замуж не по любви, а потому, что забеременела, вынуждена ютиться в маленькой однокомнатной квартирке на окраине. Мать и отец были далеко, дочка «доставала» её с пеленок, как может доставать нежеланный ребенок.
Дочка, словно чувствуя, что она появилась на свет нежеланной, платила матери той же монетой — была, как говорят, «оторви и брось». Только в детском саду Аней не могли нарадоваться — просто ангел, а не ребенок. А от матери только и слышала: «Дура, дебилка».
— Нина, что ты делаешь, — не выдерживали соседка и подруга, — разве можно так с ребенком!?
— А ты посиди с ней хотя бы полдня, увидишь, как мне живется.


Нинкин муж, он же Котов (имя его использовалось очень редко), работал с утра до ночи, пытаясь хоть как-то свести концы с концами, чтобы его девочкам было хорошо.
От жены в семье толку было мало. Работала секретаршей в газете, платили копейки. А потом Ниночку сократили, и она села на шею мужу. Каждый день начинался с криков, — кто поведет Аню в детский садик, потом были крики по поводу того, что: «Ты не мужчина, не можешь нормально обеспечить семью». Докричалась до того, что Котов — человек с высшим образованием — вынужден был устроиться официантом в новый, только что построенный ресторан в центре города. Со временем там открылся какой-то клуб. Крутились там и иностранцы. Поэтому Нина перестала считать копейки до зарплаты.
Аня продолжала ходить в детский сад. Бывало, что у ребенка температура с кашлем, а Нину это волновало мало, ей было нужно свободное время.
Тем более, что Котова часто не было дома. Нина начала вести светскую жизнь. От чего, в первую очередь, страдала дочь. С детского сада ее забирали последней. А когда пошла в школу, Нина даже не удосужилась отвести ее на первый звонок. Отводил ее Котов. Нина отсыпалась от ночного рандеву. Вскоре она скажет ребенку: «Школу видно из окна, иди сама, я хочу спать».
— Ты о чем думаешь? — Осуждали соседи и подруги. — При такой нашей жизни отправлять ребенка одного — это безумие!
— Я хочу спать, — был ответ. Итак, Нина занималась только собой.
Расцвела. Уроки девочка делала сама, потому что мама в это время была занята. Чем, выяснилось случайно. Жена соседа (достаточно обеспеченного) раньше пришла домой — и всё случилось как в вульгарном анекдоте. Сосед откупился от жены путевкой в Турцию,а Ниночке подарил кожаную куртку турецкого производства. И пообещал всех благ, только бы она его не бросала. А она и не думала этого делать. Иногда сосед, уложив своих детей, приходил к Нине и, если Аня еще не спала, её закрывали в ванной комнате.
Знал ли об этом вечно занятый Котов? Может быть. Но сделать ничего не мог. Ведь он женился на Нине, потому что любил её. А когда родилась дочь, он много чего прощал, на некоторые вещи закрывал глаза, а иногда просто не догадывался. Или не хотел знать, а Нина этим пользовалась. Пользовалась тем, что Котов её любит, дочь любит, содержит её родителей. Он рано остался сиротой, и родители жены заменили ему отца и мать.
Нина мужа не любила и не уважала. Не хвалила никогда. Наоборот, ей всё и всегда было не так. Угодить Нинке было очень тяжело. Котов никогда ей ни в чем не отказывал, давал деньги, даже не спрашивая на что и сколько она тратит. Но ей всё было мало. А потом в шкафу начали появляться очень дорогие вещи. На вопрос: «Откуда?», слышал логичное «Оттуда!». Из чего Котов, теша себя иллюзиями, сделал вывод, что или жена стала экономной и собрала нужную сумму, или… Про другое он и думать не хотел.
Однажды случилась беда. Котова ночью забрали на «скорой» в больницу. Он долго приходил в себя, и после операции чудом не потерял работу. Еле выздоровев, снова стал за барную стойку. За время его болезни Нина успела не только потратить все накопления, но и влезть в долги.
Всё чаще он слышал: «Что ты за мужчина, если денег заработать не можешь? А вот (называлось имя) купил жене норковую шубу ». И Котов старался заработать на норковую шубу.
Тут, видно, судьба наконец смилосердилась над ним. Он дослужился до некоей высшей должности в ресторане. Купил новую трехкомнатную квартиру. Сколько же можно мучиться в однокомнатной? Может, и жена одумается.
Нина одумалась сразу. Как только был сделан ремонт и куплена мебель, она начала устраивать светские приемы у себя дома. Муж, по-прежнему пропадал на работе. Аня сидела, запершись в своей комнате, и учила уроки, а Нина устраивала фуршеты. Люди собирались соответствующие. В ее понимании. Она вела беседы о картинах Ильи Глазунова, роздумывала о новых спектаклях в театрах. Надо сказать, что ни одной картины Глазунова она не видела, а в театре была очень давно. Но в некоторых сферах приемлема блестящая оболочка. А что там внутри? Пока докопаешься … Да и кому, по правде говоря, это нужно? Ведь теперь немало различных изданий, где можно прочесть и о выставках, и о спектаклях, и о моде … Нина иногда читала.
Нинель (так ее теперь называли) достигла главного — ею восхищались. А что же муж? Так и продолжал приобретать материальные блага для жены-красавицы.
Все сходились на том, что такой муж не пара такой очаровательной женщине. Аня уже училась в старших классах. Котов зарабатывал деньги на преподавателей, готовил дочку в институт. Нина же загорала в какой-то экзотической стране.
— Дурак ты, — говорили ему друзья, тебе эту стерву в шею надо гнать, а ты с ней сю-сю, му-сю.

И вдруг Нина появилась у родителей. Позвонила и мне. Напросилась в гости. Через двадцать минут разговора о том, о сем, выяснилось, что ей необходим мой совет.
Она стоит на распутье. История стара, как мир. Она влюбилась, причем не на шутку. Влюбилась в мужчину, младшего лет на пять, но ради нее он готов свернуть горы. И не беда, что живет он в Одессе, не беда, что пока не зарабатывает много денег (ведь Котов не бессердечный, не даст своей жене, хотя и бывшей, умереть с голоду).
Вся беда только в том, что Аню некуда деть. С Котовым оставить — стыдно, соседи осудят.
— У Ани сейчас такой возраст сложный. В институт скоро поступать. Не выгонять же Котова с его собственной квартиры на улицу. Правда, он состоятельный, ему есть на что снять квартиру, не то, что бедный Игорёк.
— А ты переезжай к нему в Одессу, — я начала заводиться с пол-оборота. — Ведь Алексея (по имени Котова называли только ее родители и я) ты никогда не любила, дочь тебе мешает, а этого Игорька ты любишь. А с милым рай и в шалаше.
В ответ я услышала, что ей очень не хочется уезжать из просторной трехкомнатной квартиры. А главное — ей очень жаль Котова, ведь он этого не перенесет. Вся жизнь ее любит, все делает ради нее, а она возьмет и оставит его …
— Разлюби своего Игорька, — предложила я,

— Да не могу. Я уже его родителям обещала, что выйду за него замуж.
— Если обещала, значит, выходи.
— Мне Котова жаль. Он умрет без меня.
Я вовремя прикусила язык и сама себе дала обещание, что больше ни слова не скажу. Котов, видите-ли, умрет без нее. Кто без кого — вот вопрос. Через некоторое время Нина позвонила и сказала, что от Котова она не уйдет. В ней вдруг проснулись материнские чувства.

— Он же у меня такой талантливый. Жаль только, что в ресторане работает. Как-то непрестижно для моего положения иметь мужа-метрдотеля. Я всем говорю, что он директор. Он мне деньги дал, и я скоро поеду к Игорю. Ибо так жить невозможно. Я здесь, он — там.
Вот уж действительно, если Господь решает наказать человека, он лишает его разума. Аня поступила в институт. Нина полетела на какие-то острова (для Котова). Лето она прекрасно провела со своим Игорем в Одессе. Об этом знали все, кроме Котова.
… Он ехал на большой скорости в аэропорт встречать свою ненаглядную Ниночку. Последнее, что увидел — огромный грузовик, который двигался прямо на него …
На похоронах один из его друзей подошел к Нине: «Ну что, перекати-поле, допрыгалась? Ты думаешь, он ничего о тебе не знал? Знал все, делал вид, что не знает, потому что любил тебя и жалел. Золотой был человек. Ты знаешь, кем бы он мог быть? А из-за твоих прихотей вынужден был работать «халдеем».
Ухажеров, которые так любили заглядывать на чашку кофе, как ветром сдуло. Игорёк, который спал и видел своей женой Нину, исчез и обратный адрес не сообщил. Дочка очень мало общается с матерью. Деньги, заработанные Котовым, постепенно исчезают. На что жить и, самое главное, как она будет жить — Нина не думает. Потому что не знает. Она с удовольствием пошла бы работать куда-нибудь. Только оказалось, что она и делать толком ничего не умеет.
За всё в этой жизни приходится платить. За собственную глупость — дважды. А за подлость — трижды.


Метки: ,,

Похожие записи:

Подписавшись, на наши новости, Вы будете получать самую свежую информацию. Вы будете среди первых узнавать о всех новостях!

14 комментариев

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика